Limona.Net
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №382

Название: Сижу и горланю песни
Автор: shot
Категории: Романтика
Dата опубликования: Вторник, 16/04/2002
Прочитано раз: 14342 (за неделю: 4)
Рейтинг: 89% (за неделю: 0%)
Цитата: "Пусть твое сердце принадлежит достойному человеку. Мое принадлежит тебе. Пожалуйста, расчитывай на меня в трудную минуту. Дай мне знать, если тебе нужна помощь. Позови меня, если будет грустно, если понадобится крепкое плечо человека, который никогда не предаст и не бросит, спасая свою шкуру. Прошедшего огонь и воду, и споткнувшегося только на медных трубах. Любящего тебя больше своего бренного тела, готового отдать свой разум и сердце, если ты только попросишь...."

Страницы: [ 1 ]


     Сижу и горланю песни... Не потому, что мне грустно, нет просто хочется чем-то заполнить ту пустоту, которая образовалась после того, как ты ушла... Ушла ... просто ушла... Нет, не из моего сердца. Там всегда живет твоя улыбка и твой счастливый голос. Такой ты и останешься для меня.
     Как много в нас непохожего, казалось бы, что могут два
     абсолютно разных человека делать вместе? Парадокс? Почему ты выбрала меня? Почему играешь со мной? Это на всю жизнь закроет дверь в мое сердце тем, кто захочет узнать меня ближе. Не смогу столь необдуманно открываться больше. Нет, нет, я не жалею, что ты стала близка мне. Ни за что не пожалею, что так много тебе рассказала. Никогда не скажу о тебе плохо. Если бы я могла начать все сначала, то все оставила бы как есть. Кроме.. Кроме последнего прости... Я так боялась потерять тебя все это время. Наверное, поэтому я слишком опекала тебя, раздражая этим.

     Легко говорить, оглядываясь назад. Учиться на ошибках..
     Пытаться забыть, начав что-то новое... Не для меня. Я так же буду стучаться в закрытую дверь, так же не буду доверять людям..
     Снова и снова буду учиться.. на ошибках.. своих.
     Я многое смогу, очень много успею. Не будет только одного - счастья.
     У меня радостно-тревожно сжимается сердце, когда я слышу твое имя. Оно для меня как шепот твоего тела, как аромат твоих волос. Будит воспоминания, ласкает слух. Я закрываю глаза, вижу тебя.
     Здравствуй, любимая.
     Не уходи, постой.. Твой образ тихонько тает,
     мой мозг не может долго держать тебя, очертания пропадают, я
     открываю глаза. Смотрю вокруг и не верю, столь ярким было
     видение. Медленно возвращается сознание, я с ним и пустая
     действительность. Обыденность.
     Мир справедлив к тем, кто этого заслуживает. Наверное, что-то
     было в моей столь недолгой жизни такого, из-за чего я теряю таких
     близких мне людей. Неверно сделанный шаг, сказанное слово.. Что? Помоги мне понять?
     Ты бросаешь меня.. Все происходит снова и снова. Мои любимые люди уходят... Кто-то в другое сердце, кто-то в вечность. Замкнутый круг.
     Что же. Мне всего 25, хотя так хочется сказать, что уже. Я многое умею. Достаточно знаю, чтобы жить дальше.
     Пусть твое сердце принадлежит достойному человеку. Мое принадлежит тебе. Пожалуйста, расчитывай на меня в трудную минуту. Дай мне знать, если тебе нужна помощь. Позови меня, если будет грустно, если понадобится крепкое плечо человека, который никогда не предаст и не бросит, спасая свою шкуру. Прошедшего огонь и воду, и споткнувшегося только на медных трубах. Любящего тебя больше своего бренного тела, готового отдать свой разум и сердце, если ты только попросишь.
     Позови меня, пожалуйста. Не дай мне почувствовать, что я могла помочь и не успела. Что я должна была быть рядом и ничего не знала о том, что ты в беде. Не дай мне уничтожать себя, прошу.

     Всегда твоя


Страницы: [ 1 ]



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа







Член начал медленно входить в меня. Было больно. Я вскрикнула. "Ну вот я же говорил уже срослась" - запихивая свое орудие глубже сказал Артур.
[ Читать » ]  


Через пол часа, когда я окончательно устал, а его жопа начищенно блестела от моих усилий, отец еще раз трахнул меня. На этот раз он положил меня на спину, на пол. Высоко как я только мог задрал мои ноги и трахал меня заметно дольше первого, смотря мне в глаза и довольно улыбаясь. Потом он трахая в попу, попеременно то одной то другой ногой наступал мне на лицо и говорил что не зря они с мамой меня вырастили. Что я настоящее услада и утешение для родителей. Грубо и больно сжимал мои сиськи. А потом опять спустил всё мне в ротик.
[ Читать » ]  


Я попытался справиться с застежкой лифчика, но опыта в этом деле мне явно не доставало и тут уже девушка пришла мне на помощь, заведя руки за спину и быстрым движением расстегнув застежку. Она так и замерла, прижав расстегнутый лифчик к груди, но я опустился на колени у нее за спиной и вытащил его у нее из рук, однако она продолжала прикрывать грудь ладонями.
[ Читать » ]  


Их роту, роту молодого пополнения, сержанты привели в баню сразу после ужина, и пока они, одинаково стриженые, вмиг ставшие неразличимыми, в тесноте деловито мылись, а потом, получив чистое бельё, в толчее и шуме торопливо одевались, сержанты-командиры были тут же - одетые, они стояли в гулком холодном предбаннике, весело рассматривая голое пополнение, и Денис... вышедший из паром наполненного душевого отделения, голый Денис, случайно глянувший в сторону "своего" сержанта, увидел, как тот медленно скользит внимательно заторможенным взглядом по его ладному, золотисто порозовевшему мокрому телу, еще не успевшему утратить черты юной субтильности, - Денис, которому восемнадцать исполнилось буквально за неделю до призыва, был невысок, строен, и тело его, только-только начинавшее входить в пору своего возмужания, еще хранило в безупречной плавности линий юно привлекательную мальчишескую грациозность, выражавшуюся в угловатой мягкости округлых плеч, в мягкой округлости узких бедёр, в сочно оттопыренных и вместе с тем скульптурно небольших, изящно округлённых ягодицах с едва заметными ямочками-углублениями по бокам - всё это, хорошо сложенное, соразмерно пропорциональное и взятое вместе, самым естественным образом складывалось в странно привлекательную двойственность всей стройной фигуры, при одном взгляде на которую смутное томление мелькало даже у тех, кто в чувствах, направленных на себе подобных, был совершенно неискушен; из коротких, но необыкновенно густых смолянисто-черных волос, ровной горизонтальной линией срезавшихся внизу плоского живота, полуоткрытой головкой свисал книзу вполне приличный, длинный и вместе с тем по-мальчишески утолщенный - на сосиску-валик похожий - член, нежная кожа которого заметно выделялась на фоне живота и ног более сильной пигментацией, - невольно залюбовавшись, симпатичный стройный парень в форме младшего сержанта, стоя на чуть раздвинутых - уверенно, по-хозяйски расставленных - ногах, смотрел на голого, для взгляда абсолютно доступного Дениса медленно скользящим снизу верх взглядом, и во взгляде этом было что-то такое, отчего Денис, невольно смутившись, за мгновение до того, как их взгляды могли бы встретиться, стремительно отвёл глаза в сторону, одновременно с этим быстро поворачиваясь к сержанту спиной - становясь в очередь за получением чистого белья... и пока он стоял в очереди среди других - таких же голых, как он сам - парней, ему казалось, что сержант, стоящий сзади, откровенно рассматривает его - скользит омывающим, обнимающим взглядом по его ногам, по спине, по плечам, по упруго-округлым полусферам упруго-сочных ягодиц, - такое у него, у Дениса, было ощущение; но когда, получив нательное бельё - инстинктивно прикрывая им низ живота, Денис повернулся в ту сторону, где стоял сержант, и, непроизвольно скосив глаза, мимолётно скользнул по лицу сержанта взглядом, тот уже стоял к Денису боком - разговаривал о чем-то с другим сержантом, держа при этом руки в карманах форменных брюк, и Денис, отходя с полученным бельём в сторону, тут же подумал, что, может, и не было никакого сержантского взгляда, с неприкрытым интересом скользящего по его голому телу, - Денис тут же подумал, что, может быть, всё это ему померещилось - показалось-почудилось... ну, в самом деле: с какой стати сержанту - точно такому же, как и он, парню - его, голого парня, рассматривать? - подумал Денис... конечно, пацаны всегда, когда есть возможность, будь то в душевой или, скажем, в туалете, друг у друга обязательно смотрят, но делают они это мимолётно и как бы вскользь, стараясь, чтоб взгляды их, устремляемые на чужие члены, были как можно незаметнее - чтобы непроизвольный и потому вполне закономерный, вполне естественный этот интерес не был истолкован как-то превратно, - именно так всё это понимал не отягощенный сексуальной рефлексией Денис, а потому... потому, по мнению Дениса, сержант никак не мог его, нормального пацана, откровенно рассматривать - лапать-щупать своим взглядом... "показалось", - решил Денис с легкостью человека, никогда особо не углублявшегося в лабиринты сексуальных переживаний; мысль о том, что сержант, такой же точно парень, ничем особым не отличавшийся от других парней, мог на него, обычного парня, конкретно "запасть" - положить глаз, Денису в голову не пришла, и не пришла эта мысль не только потому, что всё вокруг было для Дениса новым, непривычным, отчасти пугающим, так что на всякие вольные домыслы-предположения места ни в голове, ни в душе уже не оставалось, а не пришла эта, в общем-то, не бог весть какая необычная мысль в голову Денису прежде всего потому, что у него, у Дениса, для такой мысли не было ни направленного в эту сторону ума, ни игривой фантазии, ни какого-либо предшествующего, хотя бы мимолетного опыта, от которого он мог бы в своих догадках-предположениях, видя на себе сержантский взгляд, оттолкнуться: ни в детстве, ни в юности Денис ни разу не сталкивался с явно выраженным проявлением однополого интереса в свой адрес, никогда он сам не смотрел на пацанов, своих приятелей-одноклассников, как на желаемый или хотя бы просто возможный объект сексуального удовлетворения, никогда ни о чем подобном он не думал и не помышлял - словом, ничего такого, что хотя бы отчасти напоминало какой-либо однополый интерес, в душе Дениса никогда ни разу не шевелилось, и хотя о таких отношениях вообще и о трахе армейском в частности Денис, как всякий другой современный парень, был наслышан более чем достаточно, применительно к себе подобные отношения Денис считал нереальными - совершенно невозможными, - в том, что всё это, существующее вообще, то есть существующее в принципе, его, обычного парня, никогда не касалось, не касается и касаться в будущем никаким боком не может, Денис был абсолютно уверен, и уверенность эта была не следствием осознанного усвоения привнесённых извне запретов, которые в борьбе с либидо трансформировались бы в четко осознаваемую внутреннюю установку, а уверенность эта, никогда не нуждавшаяся ни в каких умственных усилиях, безмятежно покоилась на тотальном отсутствии какого-либо интереса к однополому сексу как таковому - Денис в этом плане в свои восемнадцать лет был глух, как Бетховен, и слеп, как Гомер, то есть был совершенно безразличен к однополому сексу, еще не зная, что у жизни, которая априори всегда многограннее не только всяких надуманных правил, но и личных жизненных представлений-сценариев, вырабатываемых под воздействием этих самых правил, есть своя, собственным сценарием обусловленная внутренняя логика - свои неписаные правила, и одно из этих объективно существующих правил звучит так: "никогда не говори "никогда".
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 Limona.Net. Все права защищены.

Rax.Ru