Limona.Net
эротические рассказы
 
Начало | Поиск | Соглашение | Прислать рассказ | Контакты | Реклама
  Гетеросексуалы
  Подростки
  Остальное
  Потеря девственности
  Случай
  Странности
  Студенты
  По принуждению
  Классика
  Группа
  Инцест
  Романтика
  Юмористические
  Измена
  Гомосексуалы
  Ваши рассказы
  Экзекуция
  Лесбиянки
  Эксклюзив
  Зоофилы
  Запредельщина
  Наблюдатели
  Эротика
  Поэзия
  Оральный секс
  А в попку лучше
  Фантазии
  Эротическая сказка
  Фетиш
  Сперма
  Служебный роман
  Бисексуалы
  Я хочу пи-пи
  Пушистики
  Свингеры
  Жено-мужчины
  Клизма






Рассказ №17915

Название: Юля
Автор: Василиса
Категории: По принуждению, Я хочу пи-пи
Dата опубликования: Вторник, 26/01/2016
Прочитано раз: 22959 (за неделю: 113)
Рейтинг: 43% (за неделю: 0%)
Цитата: "Я не дала ей опомниться и не ослабляя рук, начала целовать ее в шею, нашептывая на ухо: "Ну что же ты, милая, давай, писай, я помогу тебе. Я устрою тебе такое наказание, что ты будешь умолять меня остановиться, но я буду издеваться и издеваться над тобой. Писай, девочка" - и еще сильнее нажала на живот. Юля взвыла и попросила меня прекратить. Надо заметить, вежливо попросила, и я над ней сжалилась. Еще она попросила не убирать руку с промежности, иначе она тут же описается. Я "предложила" ей подождать немного пока все уляжется. Юля переминалась с ноги на ногу, я гладила ей живот. От каждого прикосновения ей было адски больно, но я не останавливалась. То, что я веду ее в туалет, надо было еще заслужить. Я потихоньку, незаметно для Юли (ей было не до этого) отпустила промежность и поднялась рукой к соску и стала его ласкать...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Она лежала без сознания у меня на кровати. Светлые волосы сбились, рот был приоткрыт, а дыхание - еле заметно, я даже подумала, не переборщила ли с хлороформом...
     Я похитила бывшую моего парня сегодня ночью и сейчас ждала ее пробуждения. Руки ее я привязала к кованой спинке кровати, ожидая сопротивление с ее стороны.
     По правде говоря, я к ней уже давно испытывала смешанные чувства: ненависть и страсть, безумное желание.
     На ней были белые джинсы и голубая майка. Я сидела на кровати рядом с ней, любовалась и радовалась своей победе.
     Наконец она проснулась. Как она кричала... Меня это безумно заводило. Я знала, что привязана она крепко и никуда не денется, поэтому вышла из комнаты и подождала, пока она успокоится, удовлетворив себя под замечательные звуки надрывающегося сладкого голоска.
     Когда она выбилась из сил, я вернулась в комнату.
     - Ну что, Юль, как себя чувствуешь? - спросила я, как ни в чем не бывало, с еле заметной издевкой.
     - Отвали, тварь. Отпусти меня!
     Так я заходила к ней несколько раз, пока она не смирилась с тем, что теперь она моя пленница.
     - Хочешь чего-нибудь? - спросила я в очередной раз, поглаживая ее по волосам.
     - Пить. - мотнула головой она.
     В комнате была жара, неудивительно, что Юля хотела пить. На лице даже выступил пот, корни волос были немного мокрые.
     Я нарочно была с Юлей ласкова, не ставила ей никаких условий, не унижала, выполняла все прихоти. Она даже начала немного капризничать, но я не обращала на это внимания. Пока. Я знала, что через несколько часов я смогу насладиться этим вдоволь.
     Я принесла ей литровую бутылку холодного чая.
     - Вот. Здесь довольно жарко, не знаю, хватит ли тебе. - усмехнулась я.
     - Развяжи меня. - почти приказным тоном сказала Юлька.
     - Зачем? - поддельно удивилась я, а в душе уже начинала ликовать: я привезла ее сюда не меньше шести часов назад, и неизвестно, когда Юля была в последний раз в туалете. - Я сама могу тебя напоить.
     - Мне нужно. - сквозь зубы ответила девушка. Она явно стеснялась сказать прямо, что ее мочевой пузырь причиняет ей определенные неудобства.
     - Нужно что? - смеялась я про себя.
     - Ничего... - ответила она со злостью. Видимо, моя бедняжка решила потерпеть.
     - Хорошо, тогда пей. - я села рядом с ней, кое-как усадила ее (надо заметить, что в этом положении в Юлин живот сильно упирался ремень ее обтягивающих брюк) и начала поить чаем. Я неслучайно принесла именно его: всем известно, что холодный чай имеет неплохое мочегонное свойство.
     Юля попила немного. Она оторвалась от бутылки и сказала, что больше не хочет. Я была с ней не согласна 
     - Выпей еще. - я обхватила ее лоб, немного задрала голову и приставила горлышко бутылки к ее губам. Ей ничего не оставалось делать, как давиться, но глотать. - Вот и умничка! - сказала я ей, ставя бутылку на место.
     - Больная! Ты что творишь!
     В ответ на ее крики я лишь улыбнулась и вышла из комнаты.
     Я вернулась скоро, не прошло и двадцати минут. Было видно, что за время моего отсутствия Юля вся извертелась, ища удобное положение: постель была смята. Было очевидно, что она хочет в туалет.
     - Развяжи меня быстро! - снова взбунтовалась моя девочка.
     - Я тебя привязала совсем не для этого. - я была в чрезвычайно хорошем настроении.
     - Отпусти, сволочь! - крикнула она.
     Я медленно подошла к ней, села рядом и, растягивая слова, произнесла:
     - Бедная девочка хочет писать? - в этот момент я положила ей руку на живот. - Тогда тебе не стоит меня злить...
     Я провела рукой по Юлиному животу, задрав немного майку. Живот сильно надулся, но был еще мягким. "Ничего, - подумала я, - сейчас ты у меня попляшешь". Юля сидела, стиснув зубы, то ли от обиды, то ли от того, что сидя в таком положении было трудновато терпеть.
     Я снова села рядом с ней, приобняла ее за талию, снова нащупав живот и сказала:
     - Может, будем дружить? - и слегка надавила на живот. Какое же это блаженство - чувствовать, как твоя рука погружается в мягкие ткани раздутого живота и где-то там, внутри ее встречает твердый мочевой пузырь! Как упираются в него пальцы и как появляется гримаса боли на лице терпящего человека!
     Юля молчала.
     - Ну что ж...
     Я держала ее за талию, естественно надавливая на живот, и поила ее чаем.
     А потом уложила ее на спину, слушая ее ругательства в мой адрес, просьбы о прощении. Я дала ей понять, что она опоздала с этим, и теперь ей придется играть по моим правилам.
     - Если ты не сможешь вытерпеть столько, сколько мне понадобится, - ты пожалеешь. - твердо сказала я.
     Она лежала на кровати злая и беззащитная, с кляпом во рту, и время от времени что-то мычала или стонала. Я погладила ее по голове, потом спустилась ниже, оттянула майку... и тут мне пришла в голову замечательная идея.
     Я подняла майку и закрыла ей Юлино лицо. Под майкой оказался чудесный кружевной лифчик. Сквозь него просвечивались соски, и я возбудилась еще больше. Так же медленно, но надавливая немного сильнее в районе живота, я, поглаживая ее нежную кожу, спустилась к джинсам. От увиденного меня чуть не разорвало от возбуждения: ремень сильно впивался в мочевой пузырь. Хотя Юля лежала, ее живот выпирал неимоверно. Я дотронулась до ремня и Юля издала очередной стон. Она начала вырываться, но я схватила ее за талию и прижала к кровати, после чего она сильно сжала ноги и согнула колени. Я не хотела, чтоб она так быстро описалась, поэтому помогла ей, прижав свою ладонь к ее промежности. Подождав, пока ее позыв пройдет, я вернулась к делу. Я снова положила Юлины ноги на кровать и слегка их раздвинула. Чтобы она снова не начала вырываться, я села на ее ноги и начала медленно, растягивая свое удовольствие, расстегивать тугой ремень на моей бедняжке. Она мычала, что было сил.
     Я стянула с нее джинсы и стала любоваться ее стройной фигурой в полупрозрачном кружевном белье. Юля ворочалась, не могла найти себе удобного положения, к тому же майка на ее лице не могла дать ей увидеть, что я делаю. Юля могла ориентироваться только на чувства, и это меня завело еще больше. Я наклонилась над ней и двумя руками начала надавливая гладить все ее напряженное тело. Она извивалась, как извиваются только очень хотящие в туалет девушки, которые не могут пописать. Я же изнемогала от другого желания: все, что я хотела в этот момент - стать парнем и оттрахать ее так, чтобы она тут же не выдержала. Я сняла с нее лифчик и начала мять ее грудь. Когда соски затвердели, я решила их облизнуть и немного покусать. Но не успела я насладиться ими, как Юля застонала на очень высокой ноте и снова сжала ноги в коленях. Я вовремя успела зажать ее рукой, иначе вырвался бы целый фонтан. Однако, моя рука оказалась влажная. Юля все-таки не смогла немного утерпеть, и это было поводом для наказания. Я сказала ей об этом.
     Юле было заметно больно. Так больно, что она, вероятно, меня уже слабо понимала. Я подержала еще немного руку у нее в промежности, чтобы из нее снова не полилось, и стянула с нее трусики. Все было гладко выбрито. Я не удержалась, чтобы поцеловать ее туда. Но вовремя себя одернула, иначе, какое бы это было наказание? . . Веревки на руках Юли не были натянуты, поэтому мне было не сложно перевернуть ее. Я поддержала ее, чтобы ей не пришлось ложиться на живот, и поставила на колени спиной к себе. Правой рукой я придерживала ее чуть ниже груди, двумя пальцами зажав левый сосок (раз уж я узнала, что соски - ее эрогенная зона, почему бы этим было не воспользоваться?) , а левой немного погладила живот круговыми движениями, спустилась к промежности и только начала ее ласкать, как резко, совершенно неожиданно для Юли, правой рукой очень больно ударила по попе, тем временем левой зажав промежность, чтобы избежать потопа. Я знаю, что Юльке было очень больно.
     У нее болел от натяжения живот, сфинктеры не справлялись со своей работой, болела промежность оттого, что я очень сильно нажимала на нее, чтобы не упустить ни одной капли, а теперь она еще получила такой сильный хлопок по попе. Кажется, она готова была заплакать. Она извивалась и тряслась от напряжения. Руками Юля теперь держалась за спинку кровати, стоя почти, что называется, "раком". Я глаз не могла отвести от ее попы. Аккуратная, аппетитная... Ударив, я нежно провела по ней вниз, а возвращаясь вверх, погладила между булочек и возбудилась так, что решила заканчивать на сегодня удовольствие, потому что не могла дождаться момента, когда уединюсь в другой комнате и смогу удовлетворить себя после увиденного. Я еще раз сильнее прежнего ударила Юлю по заднице и сказала.
     - На первый раз я тебя прощаю. Сейчас я отведу тебя в туалет. Но это первый и последний раз. Если когда-нибудь ты не сможешь выдержать столько, сколько нужно, ты получишь наказание еще больнее и дольше сегодняшнего. И поверь, это будут далеко не безобидные шлепки... Ты поняла меня? - правой рукой я задрала ее голову и увидела ее испуганные глаза. Я усмехнулась и отпустила ее.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]



Читать также в данной категории:

» Происшествие в ординаторской (рейтинг: 82%)
» Аня однажды (рейтинг: 84%)
» Ты знаешь (рейтинг: 86%)
» Волшебная сила omorashi. Часть 4 (рейтинг: 85%)
» Курортный роман директора. Часть 7 (рейтинг: 86%)
» Осенняя сказка (рейтинг: 85%)
» Случай на дискотеке (рейтинг: 80%)
» Колесо желаний. Часть 1 (рейтинг: 44%)
» Закрытый туалет (рейтинг: 75%)
» Позорный столб. Часть 4 (рейтинг: 72%)







В то же время, отец играл с соском своей жены, пока она стонала от удовольствия, с остервенением подпрыгивая на члене Джорджа Бенсона. Они приближались к оргазму, и страстные стоны жены заставили стать член Вили твердым как сталь. Сьюзи пыталась заглотнуть его в свое детское горло целиком, но безуспешно. Наконец, в отчаянии, она должна была отказаться от своей затеи. Она умоляюще подняла глаза на своего отца. Его толстый член, растягивающий ее девичьи губы, стремился, во что бы то ни стало, проникнуть в ее горло целиком, даже если бы это ее задушило. Именно в этот момент ее мать вскрикнула возле них, и Джордж Бенсон добавил свою, бьющую струей, сперму к остальной, которой уже было наполнено ненасытное женское тело.
[ Читать » ]  


Потом Толик сказал, что уже не кончит, в такой позе. Я сел на кровать, а он раздвинул ноги тоже сел, оказавшись у меня на коленках, так, что его член опять оказался у моего рта. Но в мой рот член не попал, Толян взял его правой рукой и стал дрочить. Это было просто чудо, видеть, как раскрывается залупа, и головка смотрит прямо мне в глаза как бы говоря сейчас, сейчас я плюну в тебя, ты же ведь этого хочешь. Я высунул свой широкий язычок, так что головка члена Толика постоянно оказывалась на моём языке. Толян дрочил, то, ускоряясь, то замедляя движения руки, а я тем временем облизовал языком поверхность головки, проникая в каждую складочку, и особенно в щелочку откуда постоянно поступала смазка, которую вырабатывали Толяновы яйца, которые я к тому же постоянно нежно сжимал, от чего Толик стонал и только убыстрялся. Мой член постоянно то и дело упирался в зад Толика и, не выдержав силы трения, я стал кончать прямо на себя. Толик двигался, и я чувствовал, как моя сперма растекается по животу и стекает по ногам. Наконец я почувствовал, как рука Толика задержалась в крайнем положении его плоти, он сжал сильнее свой член, который уже готовый выстрелить лежал на моём вытянутом язычке, и стал стонать, так что я испугался, как бы нас не услышали. Я приготовился, наконец, в полной мере насладится великолепной долгожданной спермой, но хуй Толика не стрелял, он его сжал у самого основания и тот раздулся как шланг, на который наступили. Продолжалось это, наверное, секунду, потом он резко стал дрочить член. Я не ожидал увидеть такое количество спермы, она летела с такой скоростью и в таком объёме, что я просто не успевал собирать её ртом. Поэтому она была везде, на глазах, на носу, во рту, на зубах на щеках. Наконец я рукой словил член и запихнул себе в рот, а Толик всё продолжал сливать в меня свою вкусную кончиту. Теперь я действительно насладился вкусом, как упиваются вкусом молодого вина. Толик лег на бок, а я всё продолжал посасывать его член.
[ Читать » ]  


Тут я совсем сдох. Слов нет. А Андрей, улыбаясь, говорит: "Просыпаюсь я утром. Смотрю жена лежит с футболкой, намотанной на шею. Трусы вообще не нашел. Причем на лице такое счастливое выражение, что я понял, что секс был. И ей понравилось. Подумал немного и решил, что особо плохого в этом нет. Разбудил тихонько, она все и рассказала. Не заморачивайся, я не в обиде".
[ Читать » ]  


Та взяла его чистой рукой за набухший член и как бычка повела за собой. Роман не стал спрашивать, чего она хочет. Они пробирались внутрь густых зарослей тальника, и она, не отпуская руку, всё тянула его за собой. И только тогда отпустила, когда они оба присели на небольшой закрытой площадке. Лера, расположилась напротив супруга, широко развела колени и начала писать. Он смотрел, потому что этого хотела она, именно так Роман понял её действия, её взгляд, разведённые колени, раскрывшие интимные складки, были призывом. Она писала долго, подставляя то одну, то другую ладонь под напор, то сразу одновременно, потирая их, друг об дружку. Брызги летели по сторонам, попадая на ноги, её и супруга. Наконец, струя иссякла. Выдавив ещё несколько коротких прерывистых фонтанчиков, пара прозрачных капель, повисли на краешках нашарканных губок, и словно замерли.
[ Читать » ]  


© Copyright 2002 Limona.Net. Все права защищены.

Rax.Ru